13:10 

j2-santa
Для Aren_Jenni
От Secret J2 Santa

Название: Только для нас
Автор: Secret J2 Santa
Дисклеймер: данная работа является вымыслом и никакого отношения к реальным людям, в ней упомянутым, не имеет
Пейринг/Персонажи: Дженсен/Джаред
Размер: мини
Категория: слэш
Жанр: PWP, флафф
Рейтинг: R
Саммари: Возможно ли все исправить, когда проебался на всех фронтах?
Примечание: местами нецензурная лексика.

Джаред вполне взрослый человек, давно определившийся в дальнейшей жизни, и у него всё хорошо.

Однозначно.

И он не жалеет, ни о чем. Потому что так спокойнее и надежнее.

Вообще.

Разве есть место пустым сожалениям о невозможном в жизни, где всё идёт так хорошо?

Однозначно нет.

Идя по знакомому маршруту, он старался не обращать внимания на газетные ларьки, будто специально напичканные вдоль улицы, щедро украшенной всякой рождественской фигней.

Блядство. Он ненавидел газеты и все что с ними связано с недавних пор.

Однако развивать «любимую» мысль Джей не стал, стараясь держать себя в руках, и словно для успокоения он сжимал одиноко лежавший в его кармане прохладный кусок металла.

Доказательство того, что между ними было нечто большее.

Между ними.

И только.

Для них одних.

Оставляя хоть немного личного и интимного, во всей этой непроглядной херне.

Кольцо.

Которое ему необходимо было вернуть. И которое, ему не принадлежало, да и не могло принадлежать по миллионам причин. Но каким-то чудом, будто волею судьбы, позволило прикоснуться к истории.

В буквальном смысле.

Черт…

Так… Об этом тоже думать не нужно.

Джей дождался, когда сработает замок, и резко открыл парадную дверь, входя в просторный холл, прекрасно осознавая, что и на этот раз может сорваться, и, перенести эту необходимость вновь на неопределенный промежуток времени, с каждым разом испытывая все большее волнение, которое оказывается куда сильнее, чем он думал.

Не дожидаясь лифта, коротко кивнув сонному портье, он поднялся на нужный этаж, и все еще своим ключом, осторожно открыл дверь.

Надеется, что в канун Рождества Дженсен мог оказаться в их квартире — глупо.
У него миллиарды дел, уже не включающие в себя Джея.

На автомате включив свет в прихожей, который в послевоенной квартире не казался таким, как «до» .

Но все же.

Он не был тут пару недель, и воспоминания, сами собой проносились в голове.

…Дженс привел его сюда впервые, показывая свою «конспиративную» квартиру, лишь ограниченный круг лиц вообще знали о ее существовании, в число которых легко вошел и сам Джаред, обзаведясь в последствии собственным ключом…


Джаред перевел глаза на этот самый ключ, который крепко сжимал в своих руках.

… Дождь, внезапно нахлынувший испортил им планы, и они спешно, буквально вымокнув до нитки за секунды, возвращаются в квартиру. Где едва услышав звук захлопываемой двери, повинующийся удару ноги, Дженс решительно делает шаг вперёд, ещё и ещё, пока омега не утыкается лопатками в стену.

Губы у альфы влажные и горячие, и омега плавится в его объятьях, тихо постанывая, толкаясь пахом в зажатую между его бёдер ногу альфы, и громко всхлипывает, когда Дженсен отстраняется, чтобы расстегнуть ширинку, уверенно стягивая мокрые брюки, вместе с бельем.
Джей, словно зачарованный наблюдает, как его возлюбленный опускается на колени, так сильно сжимая его бёдра в процессе, что вполне возможно оставляет синяки.
И сосёт, правда, несколько выдержанно и неловко, впрочем, как и любой альфа, но это настолько горячо, да и сам Дженс настолько обжигающе горячий и сексуальный, что Джаред буквально вопит, толкаясь бёдрами в его рот, не в силах сдерживаться.

Хотя, конечно, он пытается: закрывая глаза и кусая губы, чтобы уж не орать так не прилично громко, однако даже ладонь, которой он старается хоть немного приглушить свое горячее одобрение всем действиям альфы — не спасает.

Его прёт: от всего непотребства, что творят эти потрясные губы, касаясь чувствительной головки, эти потрясные руки, так по-собственнически сжимая упругую задницу и проникая в омегу сразу двумя пальцами.

Вызывая тем самым еще больше криков, что и многострадальная ладонь, в которую он осатанело вонзается зубами, не помогает.

Дженс быстро и резко вгоняет пальцы в джаредово тело, при каждом движении, задевая простату. Продолжая при этом сосать настолько хорошо, что от этого у омеги перед глазами всё плывёт.

Реальность ускользает, обрушивая его в оргазм, который накрывает омегу почти сразу после того, как Дженс с пошлым причмокиваньем выпускает его член изо рта и отстраняется, при этом особенно сильно и резко вбиваясь пальцами в простату.

— Что ты со мной делаешь… — хрипло шепчет омега, наблюдая, как альфа поднимается с колен, и прижимает его дрожащего к своему такому же телу.

Наглухо игнорируя насквозь мокрую одежду Дженсена, на которой добавилось еще сырости, ибо штанах расплывается едва заметное влажное пятно…


Из сладких воспоминаний его выдергивает корреспонденция, скопившаяся на журнальном столике, на которую он невольно натыкается взглядом.

Напоминая, как же глобально он проебался.

По всем фронтам.

И все из-за того что он на своей шкуре узнал значение выражения «проснуться знаменитым».

Едва только их отношения стали достоянием общественности, куда бы он ни пошел, где бы ни появился, на него смотрели на как дивного уродца из цирка.

И это было лишь начало. Глаза невольно забегали по нервно пляшущим строчкам очередного творения бульварного писаки:

«… Осенью Джареду Падалеки, простому студенту, пришлось пережить не самые легкие недели: практически вся американская пресса устроила на него настоящую охоту, а методы, которые выбирали преследователи, подчас переходили все границы. Журналисты караулили его возле общежития, надоедали бесконечными звонками его семье и бывшим бойфрендам, задавали провокационные и иногда неприличные вопросы, публиковали неприятные материалы с нелестными заголовками — словом, жизнь Джареда превратилась в кошмар. Поводом для этого послужили слухи о романе студента с самим принцем Дженсеном.

Чтобы обезопасить любимого и остановить волну притеснений, принц выступил с официальным заявлением, в котором сообщил, что действительно встречается с Джаредом, и призвал журналистов уважать его личную жизнь и оставить их в покое.

И все это меньше чем за семь дней, прошедших после появления первых упоминаний о них, как о паре.

Разумеется, отношения принца с простым студентом не перестали волновать ни СМИ, ни публику, но, по крайней мере, нападки на мистера Падалеки прекратились.

Инсайдеры утверждают, что сейчас влюбленные носят одинаковые кольца, а на Рождество у них запланировано первое официальное романтическое путешествие.

Однако, если верить слухам, то пара — распалась. И причина тому колоссальное давление, которое испытывает Джаред. И их чувства не смоги пройти проверку „медными трубами“. Также поводом послужило недавняя встреча принца Дженсена с давней подругой, с которой их поймали в одном из ресторанов…

Может повод для расставания — измена ветреного, как оказалось принца…».


Дальше Джей читать не стал, на силу оторвавшись от идиотской статьи, остервенело смяв чертову газету и выбросив.

Измена…

В том состоянии, в котором он находился тогда, Джей мог допустить эту мысль.

Однако сейчас… сейчас, он так не думал…

Но было уже поздно.

***

Омега долго раздумывал куда лучше положить кольцо, так чтобы Дженс без труда нашел его.

Практически пропустив момент, когда в дверях показывается высокое стройное тело, обтянутое дорогущим смокингом, отчего метку зажгло, будто фантомной болью, вызывая дикое желание коснуться его.

Интересно, Дженсен и его собственная метка на его теле также реагировала на его присутствие?

Из-за чего против собственной воли взгляд останавливается на нем, без тени смущения.

— Привет, — первым тишину квартиры нарушил принц.

— Привет, — отозвался омега, — я… прости… я не хотел мешать… только зашел вернуть это, — Джаред протянул ему кольцо.

— Оно твоё.

— Нет! Ты с ума сошел, оно дорого тебе… и твоей семье! — Джей затараторил быстро-быстро, — оно принадлежало твоей матери… и ты говорил, что оно для твоего избранника … — он запнулся и замер, не зная, как продолжить и что сказать еще.

Господи, как он соскучился и как же сожалеет о своих гневных словах, что он сказал своему альфе тогда, и что они оба знали, что нечто такое начнется, но никто из них не был готов к той травле и погоне, что обрушилась на Джареда.

Но это ни как не оправдывает тот факт, что Джей тогда сдался, не сумев справиться с колоссальным прессингом.

Не сумел отстоять свое.

Ибо Дженсен, его альфа, принадлежал лишь ему, и никому больше…

Также как и Джей, был его омегой, и принц «показал» это сегодня, когда взял его под свою защиту официально.

Менее чем 5 часов назад…
И даже несмотря на тот факт, что они вроде (Джей наделся, что нет) как расстались, потому что журналисты сделали все возможное и невозможное, чтобы превратить жизнь омеги в ад. Они круглосуточно дежурили у его общежития и колледжа, названивали со скабрезными вопросами его бывшим, а также всем мало-мальски знакомым и друзьям.

Папарацци пытались ворваться в дом его родителей, чем ужасно напугали последних. А тонны злобных статьей на крупных интернет-порталах, лились как из рога изобилия, сопровождая при этом тотальной слежкой за омегой с фото и видеокамерами.

И Дженсен прекрасно понимая, что именно из-за него, он стал объектом травли со стороны прессы и его окружения, сделал то, чего не делал ни для кого.

Мировые СМИ называют официальное заявление принца — «беспрецедентным». Но, строго говоря, и степень любопытства по отношению к простому парню Джею — беспримерна. Никогда еще пресса не была так агрессивна по отношению к (на тот момент) потенциальному « избраннику принца». В заявлении Дженсена к журналистам, участвующим в травле, сказано, что они перешли границы. Объявив Джея своим омегой и попросив «не вмешиваться в то, что касается только их жизни», он дал ему защиту.

Пресса, и прочие недоброжелатели не станут конфликтовать с королевской семьей — это известный факт.

Но как на все это реагировать Джей не знал, его терзали противоречия, но, оказывается, просто отдать кусок металла, нагревшегося от тепла его руки и уйти навсегда, порвать все нити, связывающие их — это неимоверно трудно.

— Я… мне жаль…. — омега сделал шаг вперёд, осторожно подходя к комоду, и сердце стучит о ребра, отдавая конвульсивный импульс всему телу, заставляя его непроизвольно дергаться, — прости… — прошептал он, давая возможность соскользнуть кольцу на лакированную поверхность комода.

Рывок.

Хватка.

И омегу уже вжимают в горячее тело, сжимая в объятиях.

— Я сожалею, Дженсен.

И это чистая правда…

— Я тоже, — соглашается он.

— Я… — омега осекается, краснеет мучительно, а потом выпаливает торопливо и смущённо, — я… прости меня, что сдался тогда….

— Т-с-с — осторожно успокаивает его Дженсен, — мы не будем повторять те ошибки, ясно? Не будем. И это будет касаться только нас.

— И всего мира — грустно выдохнул Джей.

— Я построюсь оградить тебя от всего, но ты сам должен выбрать. Пойми, такое будет всегда. И тебе нужно решиться принять меня со всеми последствиями, сопровождающимися глупыми сплетнями, освещением каждого шага. Я к этому привык. Это часть моей жизни… — жарко зашептал альфа, и, наклонившись, большим пальцем нажимает на подбородок омеги, вынуждая приоткрыть рот.

—Ты навсегда останешься одним из самых желанных альф мира, Дженсен, — обвинительным тоном, будто приговор зачитывает, хрипит Джаред, чувствуя, как альфа скользит прохладными пальцами по его бедру, и от этого хочется по-животному зарычать, опрокинуть альфу на лопатки и вжаться лицом ему в шею, жадно глотая родной запах.

Джей не знает, каким чудом они все еще сдерживаются.

Слова.

Им обоим нужны чёртовы слова.

— Я знаю, как это можно исправить… — выдыхает альфа и, закрыв глаза, прижимается своими губами ко рту омеги, не давая сделать даже самого крошечного вздоха, ловя влажный язык, тут же оглаживая его своим, прикусывая губы, съедая, насыщаясь.

Обещая.

Но для обоих касание губ — это слишком… мало. Как одна затяжка для заядлого курильщика, пытающегося бросить.

Они и точно, будто в завязке все эти тяжелые дни.

И сейчас эта дьявольская зависимость просто рвет крышу напрочь обоим, требуя «свежей» дозы, требуя «свежей» затяжки.
Без вариантов, сорвались.

Альфа рычит, весь его самоконтроль слетает, и, чёрт возьми, принц правда желал поговорить, объясниться… И он думал, что вполне способен удержаться от того, чтобы наброситься на Джареда, и он сможет удержать себя в руках.
Но как оказалось, не может, руки уже вовсю забираются под футболку, обхватывая ее за края, чтобы легче было снять.

Справившись, альфа тут же впивается губами в подставленную шею, прямо в поставленную им самим метку, прикусывая, проводя влажным языком вниз, по кадыку, очерчивая дорожку вбок и, присосавшись над ключицей, ставит засосы. Омега едва ли не воет в голос от того, как резко все это отзывается в паху.

Низ живота сводит приятной тяжестью.

Чувствуя его реакцию, альфа вновь утробно рычит, втягивая аромат омеги и хрипло выдыхая, отчего глаза его сверкают алым.

Альфа подхватывает охнувшего омегу под бёдра, взяв на руки и вынудив прижаться к себе, ощущая, как Джей скользит ладонями по его плечам и спине, впиваясь ногтями в кожу на его шее.

У обоих перехватывает дыхание, как же, черт его возьми, это горячо.

Решая не затягивать, Дженсен вжимает свою ношу в стену возле комода, опуская и позволяя более-менее устойчиво встать на ноги.

Омега проходится ладонями по родному телу, сминает в пальцах ткань смокинга, решительно и резко стягивая её, не заботясь о сохранности.

Наплевать.

Оба торопятся, не в силах притормозить.

— Детка… развернись, — с жаром шепчет Дженсен, видя как Джей беспрекословно подчиняется, разворачиваясь, не сдерживая сдавленный прерывистый вдох. При этом расстёгивая свои штаны, соприкасаясь с горячими пальцами альфы, которые оттянув резинку трусов, стаскивая их, а затем нырнули вниз, плотно обхватывая член.

Свободной рукой, перехватив поперек живота, вжимая в свой пах, прикусывая за ухо, притираясь все настойчивее, словно мог бы взять омегу через брюки. При этом хрипло ругается, вызывая у Джареда скомканный смешок.

Альфа, на секунду отстранившись, сдергивает свои штаны вместе с бельем.

Проклятье.

Это не продлиться долго, ибо омега бесстыдно жмётся спиной к груди альфы, немного оттопыривая задницу, и тяжело дышит, чувствуя, как альфа вонзил зубы в нежную кожу, когда резко входил, вынуждая Джея ещё сильнее выгнуться и предстать взгляду альфы максимально открытым.

Отчего альфа протяжно стонет Джареду на ухо. Сначала медленно, а после все быстрее наращивая темп.
— Дженс… - омега с жаром выдыхает имя, и крупно вздрагивает, всхлипывает и постанывает, видимо, пережидая долгий и сладкий миг удовольствия, пачкая обои своей спермой, откидывая голову.

За собой утягивая хрипло вздыхающего альфу, обжигающего горячим дыханием его шею, заставляя срываться в рваный темп, толкаясь в узком отверстии, ловя падающие звёзды перед глазами.

И кончая, не разрывая контакта, давая возможность образоваться сцепке.

Пусть и поза не совсем удобная.

Плевать.

Им это нужно.

***

«…Отношения принца Дженсена и скромного студента Джареда Падалеки подтверждены официально, и даже больше, стало известно, что пара помолвлена.
Значит ли это, что простому омеге, как говорят „из народа“, все же выпала возможность осуществить мечту миллионов, получив в мужья принца, тем самым воплощая в реальность детскую сказку о Золушке?..»


Однозначно, да.

@темы: авторский текст, Secret J2 Santa 2017

URL
Комментарии
2017-01-02 в 14:45 

Aren_Jenni
Спасибо, дорогой Санта!!!:squeeze:
Очень романтическая и душевная история!))):love2::heart:

2017-01-02 в 17:30 

LenaElansed
Жить - удовольствие.
:new5: ура ))))

2017-01-02 в 19:54 

Мне тоже очень понравилось. Спасибо, Санта :inlove:

2017-01-05 в 17:25 

Salamia
Не приписывай другому свои мысли! Каждый человек уникален, и что творится в его голове, не знаешь ни ты, ни его друг, и даже не мама, только он сам!
завлекательно то как! так и хочется всю историю в подробностях :shy:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Secret J2 Santa

главная